21:17 

Tinne
зелёное сердце
Круговорот вдохновения в природе. Надеюсь-временно-анонимный автор, сказка к "Дому-19..". Уж очень у него визуальненько выходит, вот я и не удержалась *__*

Баскская сказка. (Про Мёртвого)

История эта случилась очень давно, так давно, что те, кто ее рассказывал нашим дедам, уже не помнили настоящих имен тех, о ком они рассказывали. Поэтому каждый раз они придумывали им новые имена и непонятно, может, были те первые имена слишком длинными и замудренными, или их просто нельзя произносить в лунную ночь. Я не знаю. Но уж лучше я тоже придумаю новые имена для этой истории, луна-то сегодня яркая.

Жил был пастух по имени Филип и пас он стадо овец в высоких и зеленых горах. Случилось ему заночевать в горах, такая уж работа у пастуха. Ночь была темная, безлунная, очень злая была ночь. Именно в такую ночь в горы выходят волки, крадутся, вынюхивают задремавших пастухов. Вот и нашли они нашего Филипа и всех овец его порвали. Его тоже чуть на куски не растащили, но он хоть и пастух, а за свою жизнь держался крепче, чем за овец. Бросил стадо и бежал, полз, карабкался, пока не оказался на уступе, где волкам до него было не достать.
Отдышался Филип и стал думать, как дальше быть, как хозяину за овец отчитаться, чтобы он на куски не порвал. Человек страшнее волка будет, когда он хозяин, а ты никто. Вдруг видит он в скале лестницу. Луны на небе нет, темнота полная, а лестница темнее темноты и будто светится, только наоборот. Где лестница, там и люди, так решил Филип и стал подниматься по этой лестнице. Идет он, выше и выше, а лестница не кончается, только вокруг все темней становится. Совсем пастух из сил выбился, и когда последнюю надежду до вершины добраться потерял, как раз тут лестница и кончилась. Видит Филип - окно впереди светится. Приободрился он и к дому поспешил. Только успел на порог ступить, как дверь дома открылась и вот его уже хозяин встречает. Улыбается, кивает, внутрь зовет. В доме тепло, светло, празднично.
- Здравствуй, гость, я тебя так ждал. В новолуние, как у нас заведено, хозяйка моя к матери отправилась, а я тут один. Не с кем ни поговорить, ни выпить. Хозяйка моя ох ругается, когда я вино на стол ставлю. Когда она за дверь, то я вино на стол.
И правда, вино уже готово, и еды всякой навалено. Сели они пить да говорить. Филип рассказал о своей беде с овцами, а хозяин ему монетку подарил, с советом – отдашь своему господину, и ничего он тебе не сделает, даже ругать не будет. Смеется наш Филип, а монетку в карман прячет. Много они еще говорили, Филип все больше про себя, про деревню, а хозяин сказками сыплет, как семенами на посевной.
Рассказывает хозяин, что сидят они не где-нибудь, а на черной луне, которая в новолунье вместо белой восходит. Хозяйка его на ночь на землю спускается, а он потихоньку черную лестницу вниз спускает, чтобы такие вот заблудившиеся путники к нему приходили и вино с ним пили.
«Совсем напился», - думает Филип. Сам он привычный был к вину. – «Бедолага раз в месяц за кружку берется, по нему и видно». Решил Филип хозяину подыграть.
- Черная и Луна! Ого! А там, наверное, лунные птицы? – говорит он и на птичьи клетке на стене показывает. Клеток там много и в каждой птичка сидит.
- Куда там. Это не птицы. Это души мертвых людей там сидят. Ты их не бойся, живую душу в эту клетку не посажу…
Птицы словно услышали, что о них говорят, и запели человеческими голосами:

В тени Луны надежды нет.
Мы больше не увидим свет.
Погас, погас для нас рассвет.
Спасенья нет, спасенья нет…

- Вот и я напился, - решил Филип и, недолго думая, упал со стула.
Утром проснулся Филип на кровати. Хозяина не видно, стол чистый, пустой. Вспомнил Филип про птиц вчерашних и взяло его любопытство, захотелось их поближе рассмотреть. Клетки как висели на стене, так и висят. Подошел к клетке Филип, внутрь заглянул. Сидит там птичка как птичка, ничем не особенная, а птичка возьми, да открой глаза. А глаза у нее не птичьи, а человеческие, и смотрит она на Филипа так печально, что сил нет.
Испугался Филип, а если все сказки ночные - совсем и не сказки. Раз так, то пропал он, хозяин этот домой его не отпустит, а сейчас и хозяйка его вернется… Трясется Филип, а птицы поют свою песню: «Спасенья нет, спасенья нет…»
«Пусть мне спасенья нет, - думает Филип. - Но вас я спасу». Стал он клетки открывать. Птицы из клеток вылетели, смеются и в окна бьются.
Испугался Филип, что хозяин услышит этот шум, побежал к двери. Да пока бежал о корзину полную апельсинов, споткнулся. Чертыхнулся он, смотрит на эти злосчастные апельсины, а они на него тоже… смотрят. И совсем они не апельсины, а глаза! Точно такие же, как у хозяина, а вот и он сам к нему бежит…
- Дурак ты. Разве я тебя не кормил, не поил, кровать не стелил. Только лестницу пошел спускать, а ты… - бормотал хозяин, собирая апельсины обратно в корзину, а Филип, расправляя неудобные крылья, смотрел сквозь серые прутья на пустые клетки, висящие на стене.


@темы: кляксы и линии, ©

URL
Комментарии
2014-03-23 в 21:42 

Helen Jugson
печалька!
блин, какие же правильные у твоей птицы глаза, это же потрясающе просто! В смысле они удивительно человеческие, грустные глаза! Как из сказки вытащили птица! *___*

2014-03-23 в 21:50 

Tinne
зелёное сердце
Helen Jugson, ыыыы @_____@ Я старалсо ^_^

URL
2014-03-24 в 09:48 

Вероника на крыльце
А алебастровый мир достаётся мне. Ну куда мне его девать?
Здорово. Гляжу на это вспоминаю собственные дела и прихожу в форменное отчаянье.
Два месяца до игры, а я вообще ничего не могу, ввиду.

2014-03-24 в 09:53 

Tinne
зелёное сердце
Вероника на крыльце, это мой способ борьбы с "ввиду")) Если уж ...эээ..штыр убивается всякими, я посчитала, что надо его возвращать тем, что вдохновляет )))

URL
   

Визуальности

главная